6 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Воспоминания о битве за москву

30 фактов о Битве за Москву

В декабре 1941 года началось контрнаступление советских войск под Москвой. Красной армии удалось сорвать план блицкрига, героическими усилиями немецкие части были отброшены от столицы.

1. В Битве за Москву в общей сложности участвовало больше 7 млн человек. Это больше, чем в Берлинской операции, включенной в Книгу Гиннесса как крупнейшее сражение Второй мировой, и больше, чем силы противников на западном участке фронта после высадки в Нормандии.

2. Битва за Москву шла в два периода: оборонительный (30 сентября — 4 декабря 1941) и наступательный, который состоял из двух этапов: контрнаступления (5 декабря 1941 — 7 января 1942) и общего наступления советских войск (7–10 января — 20 апреля 1942).

3. На Москву противник бросил больше танковых и моторизованных дивизий, чем применил в мае 1940 года против Франции, Бельгии и Нидерландов, вместе взятых.

От общего количества военной силы, сосредоточенной на советско-германском фронте, на Москву нацеливалось 75% танков (1700), 42% личного состава (1,8 млн человек), 33% орудий и миномётов (свыше 14 тыс.), около 50% самолётов (1390).

4. 7 декабря 1941 года танк «КВ-1» под командованием лейтенанта Павла Гудзя вступил в бой с 18 немецкими танками.«КВ-1» уничтожил 10 вражеских машин, а остальные обратил в бегство. Больше вдоль Волоколамского шоссе немцы не пытались прорваться к столице. За этот бой Павел Гудзь был награждён орденом Ленина.

5. 29 ноября при освобождении деревни Пятница (окрестности Каширы) бойцы 1-го Гвардейского кавалерийского корпуса генерал-майора Павла Алексеевича Белова уничтожили 16 танков, 18 орудий, около 100 автомашин и более 500 солдат и офицеров противника.

6. В результате контрнаступления под Москвой и общего наступления немецкие части были отброшены на 100—250 км. Полностью были освобождены Тульская, Рязанская и Московская области, многие районы Калининской, Смоленской и Орловской областей.

7. Битва за Москву ясно дала понять немецкому командованию, что надежды на блицкриг не оправдались. Генерал Гюнтер Блюментрит писал: «Теперь политическим руководителям Германии важно было понять, что дни блицкрига канули в прошлое. Нам противостояла армия, по своим боевым качествам намного превосходившая все другие армии, с которыми нам когда-либо приходилось встречаться на поле боя».

8. Битва за Москву стала переломным сражением в плане психологии: немцы узнали «русского Ивана», который не шёл в плен и отстреливался даже из горящего танка. Немецкий рядовой А. Фольтгеймер писал жене в декабре 1941 года:

«Здесь ад. Русские не хотят уходить из Москвы. Они начали наступать. Каждый час приносит страшные для нас вести. Умоляю тебя, перестань мне писать о шёлке и резиновых ботиках, которые я обещал тебе привезти из Москвы. Пойми, я погибаю, я умру, я это чувствую».

9. В Битве за Москву массово использовались аэростаты. Сотни аэростатов висели в небе Москвы, затрудняя немцам прицельное бомбометание. 7 декабря на одном из постов аэрозаграждения оборвался трос аэростата. Командир поста, сержант Дмитрий Велигура, ухватился за него и уже через несколько минут оказался на высоте 1500 метров. Несмотря на холод и ветер, сержант смог добраться до оболочки аэростата и стравить газ через специальный клапан. Аэростат с сержантом приземлился в 110 километрах от поста аэрозаграждения. За мужество, проявленное при спасении дорогостоящей материальной части, сержант был награжден орденом Красного Знамени.

10. 11 декабря 1941 года конюх села Лишняги Иван Петрович Иванов повторил подвиг Ивана Сусанина, заведя в глубокий овраг «Белгородские сосны» немецкую автоколонну из 40 машин. Выбраться из оврага немецкие машины, гружённые оружием и провизией, так и не смогли. С Иваном Ивановым немцы жестоко расправились. Герой был посмертно награждён орденом Отечественной войны.

11. Помогла победе над врагом и простая учительница из Красной поляны Елена Горохова, которая сообщила командованию Красной армии о передислокации немецких частей с дальнобойными артиллерийскими батареями.

12. 2 декабря 1941 года во время патрулирования западной окраины Москвы в районе Павшино два истребителя лётчиков Алексея Константиновича Рязанова и И. С. Паршикова вступили в бой с девятью «Мессершмидтами-109». Немецкая атака была отбита, один вражеский самолёт был сбит.

13. 28 ноября советские воины железнодорожники бронепоезда № 73 по личному приказу Командующего 1-й Ударной армией генерала-лейтенанта Василия Ивановича Кузнецова уничтожили 10 немецких танков и не менее 700 солдат.

14. За время Битвы за Москву гитлеровские военные трибуналы осудили 62 тыс. солдат и офицеров: за дезертирство, самовольный отход, неповиновение. Тогда же от занимаемых постов были отстранены 35 высших чинов.

15. Во время битвы за Москву метрополитен выполнял не только функцию бомбоубежища. На станции «Курская» была библиотека, в метро работали магазины, парикмахерские. За годы в войны в «подземке» родилось 217 детей.

16. Чтобы сбить немецкую авиацию с толку во время битвы за Москву в Москве действовал указ о затемнении. При угрозе авианалёта запрещалось включать свет в квартирах. Запрет был настолько жестким, что по стеклам забывчивых граждан могли стрелять патрули, чтобы напомнить. Темнота была такая, что люди даже сталкивались на улицах. В конце ноября 1941 года в продаже даже появились светившиеся в темноте карточки, которые можно было прикрепить к одежде. Стоили они 1 рубль 60 копеек.

Читать еще:  В какую родительскую субботу поминают самоубиенных

17. «Дедушка спецназа» Илья Старинов вспоминал, что существовал приказ Иосифа Сталина превратить Подмосковье в снежную пустыню. Враг должен был натыкаться только на стужу и пепелище. Текст приказа разбрасывался в миллионах экземпляров на партизанские районы. Там писали: «Гони немца на мороз!».

18. 7 ноября 1941 года, в самый разгар Битвы за Москву, на Красной площади прошёл парад в честь 24-ой годовщины Октябрьской революции. Прямо с парада солдаты отправлялись на фронт.

19. Перед Битвой за Москву в городе были проведены работы по маскировке особо важных зданий. Чтобы дезориентировать противника, выстраивались даже ложные городские кварталы с комбинацией различных макетов по типу городских зданий. На Красной площади были выстроены искусственные улицы, на кремлёвских стенах были нарисованы стены домов и черные «дыры окон». Мавзолей же превратился в натуральный дом с двускатной крышей.

20. Командующий 2-ой танковой армией Гейнц Гудериан, потерявший во время Битвы за Москву свою должность, в воспоминаниях винил фюрера за провал блицкгрига: «Мы потерпели горестное поражение, благодаря тупой позиции нашего Верховного командования».

21. В Битве за Москву немцы потеряли свыше 400 тыс. человек, 1300 танков, 2500 орудий, свыше 15 тыс. машин и много другой техники.

22. Есть мнение, что Битва за Москву была выиграна так называемыми «сибирскими дивизиями». Признавая вклад сибиряков в разгром гитлеровцев, нужно помнить, что на оборонительном этапе Битвы за Москву немцев измотали ополченцы и дивизии, сформированные в самых разных частях страны.

23. В Битве за Москву проявился военный гений Константина Рокоссовского. Именно в составе 16-й армии Рокоссовского под Москвой сражались ставшие прославленными дивизии Ивана Васильевича Панфилова и Афанасия Павлантьевича Белобородова, танковая бригада Михаила Ефимовича Катукова и кавалерийский корпус Льва Михайловича Доватора.

24. Об этом сегодня говорят мало, но поздней осенью 1941 года из Москвы начался настоящий исход жителей. Москва опустела, начались стихийные акции мародерства и массовый отток населения. Сталин даже распорядился подготовить к взрыву основные промышленные предприятия и другие важнейшие объекты Москвы. Только приказ о том, чтобы к паникёрам, мародерам и беглецам применялись самые решительные меры, вплоть до расстрела, смог остановить панику и массовый исход из Москвы.

25. Песня «Бьётся в тесной печурке огонь» была написана Алексеем Сурковым в ноябре 1941 года, когда 258-й стрелковый полк подполковника Василия Суханова, где был тогда Сурков, попал в окружение в окрестностях посёлка Дарна.

26. Одной из причин поражения немцев зимой 1941 года многие историки считают мороз. Однако температура в декабре 1941 не превышала минус 20°С (в отличие от аномально холодного 1940 года – в январе температура достигала отметки в минус 42,1°С).

27. Полки 78-й дивизии, которыми командовал полковник Афанасий Белобородов, стояли на рубеже 3-4 километров от города Истра, прикрывая отход 16-й армии. Когда немцы начали форсировать Истринское водохранилище прямо по льду, командование армии распорядилось открыть плотины водохранилища. Уровень воды в водохранилище резко упал, лёд просел, и немцы были вынуждены остановиться на несколько суток.

28. 17 ноября 1941 года советское командование издало приказ в котором предписывалось «лишить германскую армию возможности располагаться в селах и городах, выгнать немецких захватчиков из всех населённых пунктов на холод в поле, выкурить их из всех помещений и тёплых убежищ и заставить мёрзнуть под открытым небом». Во исполнении этого приказа 18 ноября (по другой информации – 20 ноября) командиры диверсионных групп получили задание сжечь 10 занятых немцами деревень. На всё отводилось от пяти до семи дней. В один из отрядов входила Зоя Космодемьянская, подвиг которой навсегда остался в истории.

29. В самые трудные дни, когда немцы находились на ближних подступах к Москве, более 100 тыс. человек записались в дивизии народного ополчения, а 250 тыс. москвичей, в основном женщины и подростки, копали противотанковые рвы.

30. Некоторые события Битвы за Москву до сих пор имеют разную оценку у историков. Например, подвиг панфиловцев. Бывший командир 1075-го стрелкового полка Илья Васильевич Капров, допрошенный об обстоятельствах легендарного боя 16 ноября 1941 года, давал такие показания: «Из роты погибло свыше 100 человек, а не 28, как об этом писали в газетах». Есть в истории панфиловцев и другие неоднозначные моменты, историки спорят и о количестве наших бойцов, и о числе остановленных героями немецких танков.

Воспоминания участников битвы за Москву

Козленко Логвин Степанович, 25.05.1921г.р.

Служить мне довелось в столице на Соколиной горе. Там, в небольшом лесочке, располагалась наша батарея. Главной задачей было сопровождение груженных военной техникой и людьми составов, идущих на передовую. Каждый рейс был опасен. Наши составы постоянно обстреливали с воздуха и забрасывали бомбами немецкие летчики. Спасение было одно – сплошной заградительный зенитный огонь. Однажды в ночи ослепленный кинжальными лучами прожекторов немецкий тяжелый бомбардировщик не смог выбраться из прожекторной паутины. Мы стреляли прицельно и сбили вражеский самолет. Видели, как он, оставляя за собой огненный шлейф, упал в лес.

Читать еще:  Меню на поминках после похорон

Через оптику я видел, на что способен знаменитый русский «генерал Мороз». Хваленая немецкая техника бездействовала. Пока «генерал Мороз» продолжал морозить немцев, другой генерал по фамилии Жуков прибыл на передовую. Я видел этого коренастого, сурового человека, когда он готовил армию к контрнаступлению. К нам уже прибывали свежие силы – хорошо, по-зимнему одетые сибирские части, вооруженные автоматами. Здорово тогда помогла кавалерия. Летучие кавалерийские отряды постоянно нападали на

немецкие санные обозы, не давая возможности провезти снаряды и питание.

Уже потом, в Австрии, мне пришлось служить в танковом полку, которому был придан кавалерийский казачий полк. Во время наступления танки проламывали оборону противника, а вслед за ними налетала кавалерия. Хорошо помню те весенние дни 1945 года, когда мы спустились с заснеженных гор в долину на берег Дуная. Красота небывалая. Вниз по Дунаю плывут большие льдины, вода прозрачная. Но можно только смотреть – ни водицы испить из реки, ни коней напоить : многие льдины были заминированы.

Из военных трофеев я привез в свою деревню большой чемодан муки для голодающих племянников. Вот была радость! Сестра напекла пирогов да пышек, созвали соседей и помянули тех, кто не вернулся с войны.

Уже после войны мне довелось послужить Родине и на таможнях, и на границе. Но из всех наград, которых я был удостоен, больше всех почитаю медаль «За оборону Москвы». А еще погоны и удостоверение полковника, которые мне вручил лично Президент Российской Федерации В.В. Путин.

Орлова Мария Григорьева,

25.08.1925 г.р., внесла свой вклад в разгром фашистов под Москвой

«Станки стояли прямо на снегу,

К морозной стали руки примерзали,

И задыхалась вьюга на бегу…

Но мы твердили, нет, не чудеса…

Мы просто фронту помогали».

15 летней девчонкой поступила в Московское ремесленное училище №16 , где готовили токарей-станочников.В те тяжелые трудные годы, рассказывала Мария Григорьевна, стали обязательными сверхурочные работы, по этому приходилось совмещать учебу и работу на заводе, осваивать новые специальности, заменяя у станков мужчин. Ночами дежурили, тушили «зажигалки» на крышах домов. Спать приходилось по 2-3 часа в сутки.

Приходилось преодолевать огромные трудности, спасало одно — вера в Победу.

Кругликов Вячеслав Иванович, 07.08.1930г.р.

«В немногих строчках не опишешь

Накал той страсти огневой,

Когда отцы наши сражались,

Разбили немцев под Москвой…»

Многие мальчики, вернувшиеся из пионерских лагерей в Москву летом 1941 года, оказались единственными мужчинами в своих семьях. Отцы и старшие братья ушли на фронт. Тогда говорили, что война закончится нашей быстрой победой. Вместе с одноклассниками я не раз штурмовал военкомат Ленинградского района, близ Савеловского вокзала,— успеть бы повоевать, но тщетно. От нас отмахивались: нашлись, мол, вояки… Никто не мог тогда представить, что уже к концу 1941года Москва превратится в прифронтовой город. Чтобы хоть чем то помочь фронту, я вместе с одноклассниками закончил слесарные курсы и в 12 лет стал рабочим на авиационном заводе.

— Куда тебя определить… — глянув на меня, изрек мастер и добавил: — Ну вот что, Иваныч, побудь пока возле женщин, а там посмотрим. В бригаде авиационных ремонтников были одни женщины. Я особенно радовался, когда мастер брал меня с собой в командировку на аэродром, куда прилетали прямо с передовой «раненые ястребки». Загрузив в санки куски алюминия, дрели и молотки, мы топали по снегу на аэродром. Ремонтировали самолеты ночью, при свете фонарей. Увидев ремонтников — закутанных в платки женщин да еще мальчишку школьника, пилоты разочарованно качали головами. Зато потом, когда самолеты были аккуратно залечены, летчики старались нас чем либо одарить. Обычно это были куски шоколада из их летного пайка.

Однажды мне сказочно повезло — командир одного из экипажей подарил

мне настоящий летный шлем. До окончания войны я не снимал его. Голова была в тепле. А вот ноги постоянно замерзали. Купленные на тишинской толкучке самодельные валенки быстро прохудились, и ветер постоянно надувал снег под пятки. От той суровой поры 1941-1942 годов особенно помнятся постоянный голод, холод, кромешная темнота, звуки сирен воздушной тревоги, разрывы бомб и залпы

зенитных пушек, установленных в скверах и парках. Особенно страшно было добираться до своего завода в ночную смену.

Осенью 1942 года в Москве вновь открылись школы. Начались занятия и в моей, еще не отстроенной после того, как в нее попала бомба, 155 школе на улице Расковой.

Читать еще:  Большая родительская суббота

15 марта 1945 года меня вызвали в военкомат Ленинградского района и неожиданно вручили боевую медаль «За оборону Москвы».

От волнения я не снял с головы свой авиационный шлем.— Быть тебе летчиком, — сказал тогда секретарь райкома. Но я стал журналистом, сначала корреспондентом газеты «Страж Балтики», потом «Комсомольской правды», а затем «Правды» — главной тогда в стране газете. Теперь работаю в «Звездном бульваре». Вячеслав Кругликов, заслуженный работник культуры РСФ

Битва за Москву: воспоминания немцев

5 декабря 1941 года началось контрнаступление советских войск под Москвой. Мечты Гитлера об успешном блицкриге рассыпались в прах. Советские войска наступали, начались суровые морозы, немцы всё чаще поминали Наполеона…

Г.Блюментрит

Воспоминание о Великой армии Наполеона преследовало нас, как привидение. Книга мемуаров наполеоновского генерала Коленкура, всегда лежавшая на столе фельдмаршала фон Клюге, стала его библией. Все больше становилось совпадений с событиями 1812 г. Но эти неуловимые предзнаменования бледнели по сравнению с периодом грязи или, как его называют в России, распутицы, которая теперь преследовала нас, как чума. Теперь политическим руководителям Германии важно было понять, что дни блицкрига канули в прошлое. Нам противостояла армия, по своим боевым качествам намного превосходившая все другие армии, с которыми нам когда-либо приходилось встречаться на поле боя.

Ганс-Ульрих Рудель

Стоит декабрь и термометр опустился ниже 40-50 градусов ниже нуля. Облака плывут низко, зенитки свирепствуют. Мы достигли предела нашей способности воевать. Нет самого необходимого. Машины стоят, транспорт не работает, нет горючего и боеприпасов. Единственный вид транспорта — сани. Трагические сцены отступления случаются все чаще. У нас осталось совсем мало самолетов. При низких температурах двигатели живут недолго. Если раньше, владея инициативой, мы вылетали на поддержку наших наземных войск, то теперь мы сражаемся, чтобы сдержать наступающие советские войска.

Франц-Фридрих Федор фон Бок

Русские ухитрились восстановить боеспособность почти полностью разбитых нами дивизий в удивительно сжатые сроки, подтянули новые дивизии из Сибири, Ирана и с Кавказа и заменили утраченную на ранней стадии войны артиллерию многочисленными пусковыми установками реактивных снарядов. Сегодня группе армий противостоит на 24 дивизии — преимущественно полного состава — больше, нежели это было 15 ноября. Потери среди офицерского и унтер-офицерского состава просто шокируют. В процентном отношении они много выше, нежели потери среди рядового состава.

Штейдле Л.

Пятого декабря начались сильные удары с воздуха по тыловым коммуникациям и исходным районам, где до сих пор можно было чувствовать себя в безопасности. Красная Армия начала на широком фронте генеральное наступление, в результате которого немецкие войска были отброшены местами до 400 километров. Несколько десятков самых боеспособных немецких дивизий было разбито. По обе стороны шоссе лежали убитые и замерзшие. Это был пролог к Сталинграду; блицкриг окончательно провалился.

Бауэр Гюнтер

Волчий вой нагонял на нас тоску и дурные предчувствия. Но даже он был лучше, чем завывание «органа Сталина». Так мы прозвали секретное оружие русских, которое они сами называли «катюшами». Снаряды, выпускаемые этим оружием, скорее напоминали ракеты. Невероятный грохот взрывов, языки пламени — все это ужасно пугало наших бойцов. Когда нас обстреливали «катюши», у нас горела техника, гибли люди. Однако, к счастью, у русских было мало подобных установок и снарядов к ним. Поэтому урон, наносимый этим оружием, был не слишком ощутим. Его применение давало скорее психологический эффект. Говоря о психологическом воздействии на нас, нельзя не сказать и о советской пропаганде. Время от времени до нас доносились усиливаемые репродукторами звуки популярных немецких песен, которые пробуждали в нас тоску по домашнему уюту. Вслед за этим звучали пропагандистские призывы на немецком. Они играли на том, что мы измотаны, голодны, а некоторые из нас успели отчаяться. Русские призывали нас: «Сдавайтесь победоносной Красной Армии, тогда вы вернетесь домой сразу после окончания войны», «Сдавайтесь! У нас вас ждут женщины для утех и много еды!» Как правило, эти призывы вызывали у нас только озлобленность. Но были и те немногие, кто малодушничал и темной ночью переходил на сторону русских. Дальнейшей их судьбы я не знаю, но, судя по тому, что творилось в Германии после нашего поражения, думаю, вряд ли кто из перебежчиков получил обещанные блага.

Отто Скорцени

Стратегия войны у Рейха была лучше, наши генералы обладали более сильным воображением. Однако, начиная с рядового солдата и до командира роты, русские были равны нам — мужественные, находчивые, одаренные маскировщики. Они ожесточенно сопротивлялись и всегда были готовы пожертвовать своей жизнью… Русские офицеры, от командира дивизии и ниже, были моложе и решительнее наших. С 9 октября по 5 декабря дивизия «Райх», 10-я танковая дивизия и другие части 16-го танкового корпуса потеряли 40 процентов штатного состава. Через шесть дней, когда наши позиции были атакованы вновь прибывшими сибирскими дивизиями, наши потери превысили 75 процентов.

Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector