Батюшки непоминающие патриарха кирилла - Дневник садовода parnikisemena.ru
86 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Батюшки непоминающие патриарха кирилла

Церквей ваших не оставляйте

Как ревновать о вере, не уклоняясь в раскол

Знакомый мне священник перестал поминать Патриарха. Неизвестно, как далеко зашёл он в противлении, однако, боюсь, обычный «ревнительский» путь к расколу повторится. Почти в каждом подобном случае это выглядит сходно. Сначала человек не видит оснований своих поступков и мыслей. Он допускает своеволие и осуждение, будучи занят подробным критическим разбором слов и поступков вышестоящих лиц. Интересная мысль посещает его: сделать конфликт идейным. Право же, лучше представить это борьбой принципов, стоянием за правду, против экуменизма и унии, а вовсе не банальным брюзжанием в адрес начальства. Его, отца N, украсит роль защитника самого важного и дорогого, тогда как иерархи ‒ объекты его критики ‒ окажутся не просто людьми с несовершенствами, допускающими ошибки, но лицемерами и изменниками, посягнувшими на святое. По сему поводу примеряется тога ревнителя чистоты Православия, а пафосная театральность входит в привычку.

Печальная реальность разрыва канонической и литургической связи с иерархией терзает Поместные Церкви

Литургическое поминовение Патриарха и епархиального епископа – залог канонической общности, как бы маячок, подтверждающий своевременный выход на связь, распознавание «своего» от «чужого». Однако упоминание за богослужением «Великого отца и господина нашего Святейшего Кирилла, Патриарха Московского и Всея Руси и господина, преосвященного епископа С-ского…» болезненно отзывается в самолюбии, заставляя переживать униженность перед теми, чьи самые низкие, злодейские скрытые мотивы он раз за разом поставлял перед мысленным взором.

Увы, печальная реальность разрыва канонической и литургической связи с иерархией терзает Поместные Церкви. Не только Русскую, но и Элладскую, Сербскую, Румынскую, Болгарскую. Ежегодно значительное число клириков в разных местах «хлопают дверью», извещая о своем намерении отложиться. Видимая простота действия подталкивает новые души к совершению этого духовного самозаклания.

«Непоминающий»: этапы разрыва

В его устах обличение, в руках его знамя истины, он «истинный христианин», учитель веры

Отложиться от «зараженного ересью архиерея» – только начало. О, если бы «непоминающим» двигали соображения осторожности, благоговения, осознания хрупкости веры и опасения нечаянно пасть! Тогда бы он постарался выйти из отношений, смущающих совесть, прилепившись к архиерею, чье правоверие к него не вызывает сомнений. Зилота интересует другое. Не существует внутренних целей воздержания и самодисциплины. В его устах обличение, в руках его знамя истины, он «истинный христианин», учитель веры, подобен Максиму Исповеднику и Фотию, и долг его – одолеть изменников и врагов веры. Каждый шаг обставляется и провозглашается им наиболее громким образом.

Первый тупик: как быть с поминающими Патриарха? Множество друзей и братьев по вере оказываются на другом берегу стремнины. «Необходимо как-нибудь срочно заставить остальных думать, как я, присоединиться ко мне, а всего лучше ‒ поступить в послушание мне, иначе дело моё будет казаться слишком малозначительным, чтобы не сказать ‒ идиотской глупостью», ‒ рассуждает он. В попытках продавить идею отступничества иерархии ревнитель домышляет, расцвечивает в тона судьбоносного выбора цитаты из выступлений иерархов, отдельные эпизоды церковной дипломатии. Тут-то и происходят подлинное каноническое отступление и раскол, который, по словам Златоуста, не лучше ереси, и степень вины за который столь велика, что не смывается даже мученической кровью. Каноны разрешают блюсти совесть и не иметь общения с ложноучащими. Но прежде соборного определения не дозволяется выносить собственный суд и тем более обвинять в еретичестве кого-либо во всеуслышание.

Совестные дилеммы и полутона мало интересуют «истинного христианина». Он сыплет готовыми обвинительными вердиктами вроде: «лжепатриарх», «лжеепископы», «разбойничья иерархия», «христопродавцы», «иуды» и прочие. По одному собственному решению ему не составляет труда низвергнуть иерархию, перестать признавать духовные звания, считать своих оппонентов лишенными сана и благодати совершения таинств, называть по фамилиям… Постыдная самодеятельность!

Примитивная апология раскольников

Свое положение раскольник расценивает как определенное и прочное. Достаточно один раз сказать волшебную формулу: «Прещения в мой адрес еретичествующих епископов вменяю ни во что», ‒ и: «чик-чирик, я в домике», ‒ наступает состояние полной безмятежности. «Непоминающий» становится неуязвим и самодостаточен, не нуждается ни в засвидетельствовании своего канонического статуса, ни в субординации. Воистину памятник человеческой самоуверенности и утраты здравого смысла!

Раньше или позже «непоминающий» встанет перед фактом своего разрыва не с одной иерархией Церкви, но и с ее полнотой, продолжающей сохранять верность каноническому порядку. Выбор небогат: признать отступниками всех принадлежащих к мировым Поместным Церквям либо согласиться, что цели спасения души достигаются без диссидентских истерик с заламыванием рук и метанием громов и молний.

Раскольники с жаром предаются тому, что умеют и знают лучше всего, – продолжать раскалываться!

На данном моменте «истинное христианство» впадает в умоисступление. Анафемы и ругательства оказываются едва ли не единственным его вдохновением. Меж полюсов своего девиза ‒ «Ортодоксия или смерть» ‒ оно избирает второй, то есть смерть: неуклонное духовное разложение под отравляющим действием яда злословия.

Ряды зилотов разделяются. Некоторая часть всерьез считает себя последними и единственными на всем земном шаре хранителями истинного Православия; «умеренные» вступают в спор с этим самодовольным вздором. «Непримиримые» не сдаются, они упрямо стоят на своем. Их опасения несложно понять: а что, если в качестве не «единственно и исключительно истинной» их юрисдикция окажется никому не нужна?

На почве обсуждения отношения к мировым Поместным Церквям происходят многочисленные разделения. Раскольники с жаром предаются тому, что умеют и знают лучше всего, – продолжать раскалываться! Недавние соратники по борьбе, они хронически не переносят друг друга, огревают прещениями, извергают из сана, отлучают и признают благодать не действующей… Право, комично, если б не так грустно.

Читать еще:  Можно ли поминать усопших

Болезненный, искривленный мир раскола

Ригоризм – сущностная основа движения «непоминающих». Ригорист не желает видеть сути дела, за которое взялся, а выбирает внешнюю видимость и служит ей. На увещания совести такой человек отвечает не делами совести, а удвоенным, утроенным упорством. Неважно, зло ли выходит из поступка или добро. С дотошностью он следует выбранной программе и игнорирует любые обстоятельства или отрицательные последствия своих действий.

То, что психология «непоминающих» представляет духовное повреждение и срыв, доказывает одновременно несколько признаков. Дробление – характернейший из них. Так же, как раскольники-старообрядцы некогда разделились на десятки толков и согласий, не имеющих общения друг с другом, современный мир «истинно православных церквей» составлен десятками юрисдикций, являющимися, как правило, не более чем сектами или самосвятами. В Греции насчитывается около 20 враждующих друг с другом раскольничьих групп; в России их около десяти.

В то же время внутреннее брожение охватывает большинство раскольничьих групп. Любой из «непоминающих» являет отдельную единицу, печётся о своей собственной неприкосновенности. Вот вам тайный, не афишируемый источник вдохновения: в вопросах вероучения быть самому себе головой, толковать каноны по собственному усмотрению. Лидеры раскольников признают: «Я боюсь положить запрет в служении на своего клирика даже на десять дней, поскольку он уйдет к другим». Некоторые и впрямь успели покочевать уже между нескольких юрисдикций. Чуть что-то не нравится – возникает желание нового, более «истинно православного» сообщества. Нередки самочинные хиротонии с нарушениями. Больно видеть, как, начав однажды с пристрастного исследования чужих прегрешений, «непоминающие» приходят к ужасающему расстройству канонической дисциплины.

Трудно понять, чего больше во всём этом: консерватизма и заботы о строгом следовании Преданию или же современного диссидентства и свободы слова? Зилотство оказывается знаком уныния и неспособности наладить собранную, аскетическую молитвенную жизнь. «Расцерковление» ‒ не в одном обмирщении; им сопровождается любая остановка в духовном развитии. Переход на позиции политизированного «протестного движения», пропагандистская война с иерархией вполне отвечают образу внутреннего застоя и охлаждения в вере.

Совет недоумевающим от Златоуста

«Церкви грозят две опасности, ‒ пишет известный греческий автор, архимандрит Епифаний (Феодоропулос), ‒ с одной стороны, приводимый в движение диаволом экуменизм, а с другой – душепагубный фанатизм, который в конце концов ведет к ужасным богохульствам и ересям и затемняет истину. Да убоимся этих зол, и да минуют они нас. Не будем уклоняться ни направо, ни налево, но шествовать – царским путем».

Немногочисленные примеры, в которых архиереи и клир прекращали поминовение священноначалия, всегда были вызваны чрезвычайной крайностью обстоятельств. Например, в обстановке жестоких советских гонений 1920–1930-х и неопределённости с наследованием поста Патриаршего Местоблюстителя некоторая часть Русской Церкви под началом митрополита Кирилла (Смирнова) отказалась подчиняться митрополиту Сергию (Страгородскому). Монастыри Афона после самовольного «снятия» Патриархом Афинагором анафем с католиков в 1965 г. прекращали на некоторый срок возношение его имени за литургией. Тем не менее Афон сегодня продолжает признавать каноническую юрисдикцию над собой Патриарха Варфоломея (Архонтониса), ведущего подчас рискованную экуменическую политику. Риторике ультиматумов большинство святогорского братства предпочитает тон братского вразумления своего Первоиерарха.

Не секрет, что для Русской Православной Церкви экуменизм, соглашательство также представляют проблему. Приходят на память размытые формулировки по церковно-дипломатическим и церковно-политическим вопросам, высказывания либерально настроенных священников и отдельных официальных лиц. Естественно не соглашаться с подобными заявлениями и оппонировать им. Однако не меньшее беспокойство вызывают назойливая раскольничья агитация и демарши «непоминающих». Необычайно легкомысленно и опасно отважиться на разрыв с Церковью в условиях, когда допускающие модернистские, расходящиеся с духом Предания сентенции находятся в меньшинстве, а соборный голос Поместной Церкви выражает здравое учение.

Пример разрешения дилеммы сложного морального выбора в церковной истории дает святитель Иоанн Златоуст. «Церквей ваших не оставляйте, общение (со священноначалием) имейте, дабы не произвести раскол в Церкви, а подписей своих (под сомнительными, противоречащими учению и канонам документами – А. Р.) не ставьте», ‒ говорил он своим ученикам накануне беззаконного изгнания из Константинополя. Вот общее правило для православных христиан, как ревновать о вере, не удаляясь в раскол. Благой выбор для христианина заключается в том, чтобы ограждать себя одновременно и от лжеучения, и от соблазнов личного произвола.

ОдигитриЯ

Стоит ли сегодня искать непоминающего священника? 1 min read

Протоиерея Игоря Тарасова, клирика Успенского Кафедрального собора города Коломны, апостасийные процессы в Церкви и мире не оставляют равнодушным. Он не раз публично высказывался как об опасности глобализации и цифровой идентификации, так и об угрозе распространения в православной среде экуменизма и модернизма (в частности, о т. н. гаванской встрече и «восьмом соборе»). За свою честную и безкомпромиссную позицию 22 июля 2016 года отец Игорь был запрещен в служении на три года, но ни в какой «непомин» или раскол не ушел, а смиренно принял указ священноначалия. Предлагаем вниманию читателей разъяснение священника относительно волнующего многих верующих вопроса.

Вопрос: Я уже несколько месяцев не хожу в храм, где поминают Патриарха Кирилла, очень скорблю и унываю без Причастия. Подскажите, где найти непоминающего священника?

Читать еще:  Можно ли поминальный обед делать позже

Ответ отца Игоря: Сестра, мы все после Гаваны и Крита стали пристально присматривать за волками в дубленках, и по причине этой супервнимательности кажется, что они все уже изгадили. Но это не так. Конечно, они обнаглели, ибо команда дана – «Теперь будет легче…» Но и концерты на амвонах идут уже давно, и иконы с мощами дарили кому ни попадя, и экуменизм навязывался Церкви в 60-х годах покруче нынешнего.

Все это мерзость, и свидетельство апостасии, но сегодня враг ловит нас на эмоциях. Очень охолаживает Церковная история – какие были в IV–VIII веках периоды торжества ересей! Десятилетиями сидели на главных кафедрах еретики, но не было времени, когда Церковь теряла благодать.

И самое главное. В Святом Причастии мы соединяемся со Христом Господом и Спасителем нашим. Через него соединяемся со своими братьями и сестрами по вере. Но только с теми, кто во Христе! Еретик, причащающийся со мною от одной Чаши, уже своими убеждениями, еще до соборного осуждения, от Христа отпал, как засохшая ветвь. Поэтому в Причастии я никак не соединяюсь с еретиком, кем бы он ни был. И на действенность Таинства Евхаристии не влияют личные грехи стоящего у престола, ибо все – грешники, а совершает Таинство Дух Святый.

Называющие Патриарха еретиком до его осуждения собором – подпадают сами под отлучение по 13-му правилу Двукратного Константинопольского Собора. 15-е правило этого Собора разрешает «непомин», но не обязывает! Это разрешение необходимо понимать в духе 13-го, 14-го и 15-го правил Двукратного Собора вместе, а они прежде всего направлены на пресечение чуждой духу Церкви демократии, суда нижестоящих над епископом (Партиархом). По духу и букве этих правил непоминовение Патриарха разрешено только священнику или епископу лично, но тащить за собой прихожан в «непомин» каноны не разрешают! Вопреки этому каноническому духу, у нынешних непоминающих есть внутренняя логика, неизбежно ведущая к расколу: «Мы в Церкви, но Патриарха-еретика не поминаем; раз Патриарх еретик, то поминающие его тоже еретики; раз все еретики, то Церковь – это мы…»

Так что не слушай кликуш, пытающихся по наущению бесов выгнать тебя в раскол. Церковь есть Тело Христово! Глава Церкви – Христос, а Патриарх – только руководитель чиновничьего аппарата. Жила же Русская Церковь 200 лет без Патриарха и ничего. Уж какое «сергианство» (подчинение Церкви государству) при Петре I было!

Читай притчу о пшенице и плевелах (см.: Мф.13, 24–30, 36–43). И еретики, и нечестивцы, и вообще сыны дьявола всегда были и будут допущены в церковную ограду, как был допущен на Тайную Вечерю Иуда-предатель. Но находясь формально в Церкви и даже на высоких административных должностях, экуменисты по духу к Телу Христову не принадлежат. И попущены для испытания нашей веры в Церковь, которую, по слову Спасителя, врата ада не одолеют. Мы с тобой дерзаем считать себя клеточками Тела Христова, а они – нет!

Враг использует свои технические средства – СМИ, интернет, чтобы сегодня калейдоскопом обличительных примеров ослепить верных осуждением. А осуждать нельзя нам, Бог не велит. Ни епископов еретичествующих, ни священников, ничего не говорящих о ереси экуменизма в РПЦ.

И спасать Церковь нам Богом не поручено. Говорить людям правду – да, обличать ложь и беззакония – везде, где можно, ради спасения собратьев – малограмотных и доверчивых овечек, расхищаемых волками. Но прежде всего заповедано – хранить душу от скверны и пребывать со Христом лично каждому из нас.

Так что держись веры отеческой и моли Бога, да спасет Он, ведомыми Ему Одному путями, Свою Невесту – Святую Церковь от поругания!

Для утешения и указания что делать, пример из истории Церкви:

«Уже вскоре после Первого Вселенского Собора в Никеи в 335 году, анафематствовавшего Ария и его учение, Император Константин под влиянием своей сестры Констанции переменил отношение к арианам и возвратил из ссылки Ария. Афанасий, Александрийский епископ, отказался восстановить пресвитера-еретика. Тогда ариане собрали собор против Афанасия и осудили его. Царь отправил его в ссылку, и у еретиков уже не было препятствий к победе, сила их при дворе была огромна. Большинство кафедр занимали их сторонники, а остальные епископы, зная позицию Императора, молчали. Когда Арий прибыл в Александрию, то даже в отсутствии Афанасия, народ возмутился, и Церковь Александрийская отказалась его принять. Тогда Константин вызвал к себе Ария и сам устроил допрос его о вере, в присутствии епископа Александра. Обманутый льстивыми ответами злохитростного волка, Царь велел Александру на другой же день принять Ария в Церковь. Глубоко опечаленный епископ не знал, что делать и в смятении молил Бога наутро взять либо его, либо Ария. У христиан осталось только одно средство – слезная молитва. Наложив на себя пост они молились, да охранит Господь Святую Церковь Свою. Святой Иаков Низибийский, бывший в то время в Константинополе, разделял скорбь и моление православных. Наутро, в воскресенье, ариане, окружив вождя своего, торжественно и победно шествовали в Церковь. Но вдруг Арий почувствовал себя нехорошо, отошел в сторону и внезапно умер. Событие это поразило всех и было воспринято как действие всемогущей десницы Божией. Случилось это перед Пасхой 337 года» (История православной церкви до разделения церквей. СПб., 1994).

Читать еще:  Воспоминание чуда архистратига михаила

Еще один священник Лавры обличил Кирилла в предательстве Православия

Из рапорта клирика Свято-Троицкой Сергиевой Лавры священника Исаченко Петра Николаевича:

Его Преосвященству наместнику
Свято-Троицкой Сергиевой Лавры
епископу Парамону (Голубка)

Ваше Преосвященство! Имею желание обратиться к Вам и исповедовать свою веру в открытом письме-рапорте.

В итоговом документе Всеправославного Собора, принятом предсоборным совещанием в Шамбези 2015г., говорится: «п6. Православная Церковь констатирует существование в истории других не находящихся в общении с ней христианских церквей и конфессий…»

Это явное и открытое попрание догмата Символа Веры.

Тем не менее, Архиерейский собор 2-3 февраля 2016 года утвердил этот еретический документ, как православный. В п.3 Постановления Архиерейского Собора от 2-3 февраля 2016г. говорится:

«Члены Архиерейского Собора свидетельствуют, что в своем нынешнем виде проекты документов Святого и Великого Собора не нарушают чистоту православной веры и не отступают от канонического предания Церкви».

В своём докладе, прочитанном на Всеправославном Совещании в Москве в 1948 г., канонизированный архиепископ Серафим (Соболев) обличал экуменизм:

«Называть же церковью каждое из еретических обществ — это значит не иметь правильного понятия о Церкви. Попирать нашу веру в догмате о Церкви, изложенный в девятом члене Символа Веры.

Экуменисты и притом, к сожалению, даже из православной среды не имеют правильного понятия о Церкви. Они считают, что к Церкви принадлежат все крещёные во Христа, ставят в один ряд как православных, так и еретиков, признавая тех и других телом Христовым.

В понятие «единая» экуменисты вкладывают свой неправильный, извращённый смысл, ибо под этой единой церковью они разумеют не только всех православных, но и всех инославных христиан, т. е. еретиков. Кроме того, на всех экуменических конференциях происходит совместная молитва еретиков с православными».

Невмешательство и молчание на признание Архиерейским Собором в феврале 2016 г. еретических документов, которые и были в дальнейшем приняты на Критском лжесоборе, приводят к распространению экуменической ереси в Церкви, к соединению с папизмом и соединению с другими религиями, а значит утрате вечного спасения.

Свидетельство святого Григория Паламы, который говорит, что третья форма неверия (атеизма) — это невмешательство в борьбу против ереси, молчание из страха. Перед нами сознательная переоценка ценностей, иное отношение к миру, невиданное прежде в истории христианства:

«Не только те, кто грешат, но и те, кто хвалят согрешающих, заслуживают такого же или даже худшего наказания» (Св. Иоанн Златоуст Сборники и избранное, слово 24, 40).

Апостольское запрещение общаться с еретиками направлено на то, чтобы не допускать заблуждению распространяться среди православных. Заблуждением же является всякое своемыслие, несогласие с Божественным откровением.

В Христовой Церкви недопустимо каждому веровать по своему, никто не имеет права выдумывать свою собственную, удобную веру.

Поэтому не могу иметь абсолютно никакого общения с теми, кто развивает искусственный экуменизм, который и есть религия антихриста.

«Не преклоняйтесь под чужое ярмо с неверными, ибо какое общение праведности с беззаконием? Что общего у света со тьмою? Какое согласие между Христом и велиаром? Или какое соучастие верных с неверными»? (2 Кор. 6:14 — 15).

Для того чтобы не стать соучастником и предателем Православной Веры, не принять в утверждённых документах лжесобора на Крите ереси экуменизма, и не «закрыть глаза» на встречу патриарха Кирилла с еретиком папой Франциском,

я, протоиерей Петр Исаченко, клирик Троице-Сергиевой Лавры, открыто исповедую и заявляю, что не приемлю, отвергаю и осуждаю эти документы как еретические, а так же обличаю патриарха за открытое признание своим святейшим братом и троекратным лобзанием со злейшим врагом Православия, еретиком-иезуитом папой Римским.

«Верой же латинской не прельщаться, обычая их не держаться, и причастия и всякого учения их избегать, и нравов их гнушаться. Нельзя ни брататься с ними, ни кланяться им, ни целоваться, ни есть или пить с ними из одной посуды, ни пищу их принимать». (Слово преподобного Феодосия Печерского).
Руководствуясь 15-м правилом Двукратного Собора, святителя Фотия Великого, патриарха Константинопольского (861 г.), отделяюсь от молитвенного и евхаристического общения с патриархом Кириллом (Гундяевым), который всенародно проповедует ересь, и открыто учит в церкви что: «Церковь разделилась на ветви».
Утверждает что: «Церковью являются еретические общества инославных христиан», тем самым имеет неправильное понятия о Церкви Христовой и попирает догмат о Церкви, изложенный в девятом члене Символа Веры.

Это утверждение является в своей сущности изменой нашему православному догматическому учению о Церкви, выраженному в Символе Веры.

Фото Юлии Маковейчук

Не могу иметь молитвенного и евхаристического общения с теми патриархами, архиереями и священниками, которые принимают и не осуждают эти еретические утверждения, и считают, что экуменизм не является ересью!
Обличаю также тех, кто не старается исправить заблудших православных христиан, впавших в экуменическую прелесть, занимают пассивную позицию, на которых святитель Григорий Палама смотрит как на тип неверия, после атеизма и ереси».

Прекращение поминовения имени еретичествующего патриарха — это крайнее средство обличения его заблуждений и беззаконий, как последний законный и действенный способ православной совести выразить свой протест и вразумить еретичествующих.

Все ваши прещения по отношению ко мне вменяю ни во что, до вашего всенародного покаяния.

Остаюсь верным чадом Русской Православной Церкви. Аминь

Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector